info@molprav47.ru
74-ая годовщина освобождения Гатчины
24 января 2018 г.
Член Молодежного правительства Андрей Клементьев принял сегодня участие в ежегодном мероприятии «Автопробег памяти и мужества», посвященном 74-ой годовщине освобождения Гатчины от фашистских захватчиков и снятию блокады Ленинграда. 

В своем первом лонгриде Молодежное Правительство Ленинградской области рассказывает о том, как в январе 1944 года проходило освобождение Гатчины, приведшее, в итоге, к полному снятия блокады Ленинграда 27 января.
Бойцы 42-й армии идут маршем по Гатчине. Фотография из коллекции Юрия Пашолока.
Гатчина, захваченная немцами ещё в первой половине сентября 1941 года, больше двух лет ждала освобождения. 14 января 1944 года началась Красносельско-Ропшинская наступательная операция войск Ленинградского фронта, в ходе которой Красная армия отбросила противника на юго-западных подступах к Ленинграду. 20 января атаковавшие с востока войска 42-й армии соединились с действовавшими с Ораниенбаумского плацдарма частями 2-й ударной армии в районе Ропши и Красного Села. Для закрепления успеха теперь следовало выбить немецкие войска и из Гатчины…

Новая линия немецкой обороны

После окончательной потери в январе 1944 года северного участка обороны немецкой 18-й армии и прорыва из окружения 126-й дивизии фронт обороны севернее Гатчины принял штаб 11-й пехотной дивизии. Она была одним из самых боеспособных немецких соединений под Ленинградом, но в январе представляла собой настоящую мешанину из самых различных частей 170-й пехотной дивизии и других формирований. 

В результате отвода частей противнику удалось несколько уплотнить боевые порядки и сформировать новую линию оборону. На ней немецкое командование рассчитывало остановить наступление советской 42-й армии. На левом фланге этой линии обороны, проходившей от деревни Терволово, располагались остатки 9-й авиаполевой дивизии и части 126-й пехотной дивизии. Далее от посёлка Тайцы оборону занимали подразделения, подчинявшиеся штабу 11-й пехотной дивизии. От первых двух немецких дивизий, вышедших из окружения, осталось к этому времени по полковой боевой группе и по десятку орудий из состава артполков.
Гатчина (с августа 1929-го по январь 1944 года — Красногвардейск) и её окрестности
Оборона Гатчины была усилена за счёт того, что в этот район немцы успели отвести осадную артиллерию группы настильного огня особой мощности. Всего немцы вывели 37 орудий, но 20 января потеряли одно из них из-за разрыва ствола. Часть сил L (50-го) армейского корпуса в это время всё ещё занимала Пушкин. Там находились подразделения 215-й пехотной дивизии. 

На левом фланге L корпуса находились подразделения III танкового корпуса СС. Локтевая связь у немецких частей была откровенно слабая, сам III танковый корпус отступал под ударами 2-й ударной армии. Но у его командира в запасе было целых две дивизии СС, которые ещё не попали под настоящий удар. Тем не менее западнее Гатчины, прямо на стыке, оборона противника могла в любой момент рассыпаться. 

Кому брать Гатчину?

Когда войска 42-й армии вышли к Гатчине, встал вопрос, кто же будет её штурмовать. Логично было отдать эту честь уже отличившемуся в боях на Пулковских высотах и за Красное Село корпусу Н. П. Симоняка и его гвардейцам. И первоначально этот замысел даже начал претворяться жизнь. Задачу Симоняку поставили довольно масштабную. Корпус должен был овладеть районом Тайцы, а также выйти на рубеж железной дороги Красногвардейск — Пушкин. Это позволило бы отрезать войска L армейского корпуса 18-й армии, всё ещё находившиеся у Пушкина. 

Первая попытка такого наступления была предпринята 20 января, но вскоре ситуация несколько поменялась. Сначала в штабе фронта решили, что начнёт наступление свежая дивизия, а не гвардейские части соединения Симоняка. А потом и вовсе отказались от использования 30-го гвардейского стрелкового корпуса. 

21 января на Тайцы вместо гвардейских частей бросили 120-ю стрелковую дивизию полковника А. В. Батлука. Сам он был к тому времени настоящим ветераном Ленинградского фронта. Его дивизия сформировалась в 1943 году и участвовала в операции «Брусилов». За те, в общем-то, неудачные бои командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров объявил дивизии благодарность, а теперь войска А. В. Батлука должны были взять посёлок Тайцы. Дело для советских командиров несколько осложнялось тем, что немцы не только успели перебросить к Тайцам часть сил с других участков, но и укрепили некоторые старые советские оборонительные сооружения 1941 года и теперь занимали их.
Командир 120-й стрелковой дивизии А. В. Батлук​
В освобождении Гатчины поначалу должны были участвовать войска 123-го стрелкового корпуса, включавшего три стрелковые дивизии, под руководством генерал-майора Г. И. Анисимова. Советский замысел предусматривал охват города с запада и востока, окружение и уничтожение его гарнизона. Предполагалось, что советские танки смогут перерезать Лужское шоссе. 

На подступах 

Несмотря на то что 21 января удалось выбить немцев из посёлка Тайцы, серьёзных успехов на подступах к Гатчине 42-й армии добиться не удалось. Освободить её за один день оказалось несбыточной мечтой. Немецкий гарнизон в Гатчине получил подкрепления из состава 225-й пехотной дивизии. В наступлении со стороны 42-й армии теперь участвовало два стрелковых корпуса: к 123-му прибавился 117-й, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор В. А. Трубачёв. Военная судьба этого человека уже была неразрывно связана с Гатчиной. В 1941 году полковник В. А. Трубачёв был командиром 2-й гвардейской дивизии народного ополчения, которая и занимала район этого пригорода Ленинграда.
Герой Советского Союза В. А. Трубачёв
За 22 января 1944 года войскам 42-й армии удалось охватить Гатчину с трех сторон. В штаб группы армий «Север» утром пришло донесение, в котором утверждалось, что советские войска уже ворвались в парк города. На многочисленные просьбы из Гатчины о помощи немецкое верховное командование ответило тем, что разрешило использовать 12-ю танковую дивизию. Она, впрочем, сюда так и не успела. Хотя Б. В. Бычевский, начальник инженерных войск Ленинградского фронта, упоминает о её участии в боях за Гатчину, это не так. Немецкие танки здесь действительно были, но «Тигры» 502-го тяжёлого танкового батальона, а не машины 12-й дивизии. 

Наибольшую опасность для немцев представляло то, что фланг L корпуса просто повис в воздухе. Ведь юго-западнее Гатчины советские войска продолжали теснить III танковый корпус СС. Западнее её смогли продвинуться на юг бойцы корпуса Трубачёва. Цена за успех была очень высокой: советские стрелковые части несли большие потери в людях. Но уже 23 января советским войскам удалось выйти в район к западу от Гатчины, откуда они угрожали немецким войскам окружением и последующим уничтожением.

Теперь две советские армии западнее Гатчины вбили клин в стык двух немецких корпусов. В этом месте оборонялись остатки немецкой 126-й пехотной дивизии. Противнику оставалось отводить оставшиеся под Ленинградом части, чтобы хоть как-то спасти положение. Бои шли уже в парке Гатчины. 

24 января начались бои непосредственно за сам город. Масленников для окружения Гатчины получил в распоряжение ещё и 108-й стрелковый корпус, состоявший из трёх стрелковых дивизий. Две из них, 90-я и 168-я, уже показали себя в боях под Ленинградом. Третью дивизию, 196-ю, можно вспомнить по боям у Ропши. С появлением этих соединений обстановка у Гатчины резко обострилась. Им удалось оттеснить части III танкового корпуса на юг и запад. Кстати, случилось это как раз в тех самых местах, которые широко известны в связи с боями августа 1941 года. 

Бои за город 

Казалось, ещё немного совместных усилий — и такими силами вполне можно будет организовать немцам локальное окружение. Тем более что командир немецкой 11-й пехотной дивизии сообщал вышестоящему командованию, что возможности его войск в Гатчине на исходе. Однако события развивались немного не так, как хотелось бы советскому командованию.
Командир 224-й стрелковой дивизии Ф. А. Бурмистров
Командующий 42-й армией Масленников был крайне недоволен действиями своих подчинённых. Вечером 24 января в своих директивах он резко критиковал их за организацию боя. Хотя немцы держались в городе буквально из последних сил, при этом они смогли отрезать от основных сил подразделения двух полков 224-й стрелковой дивизии. На момент окружения те находились в южной части Гатчинского парка. Пробиться к ним смогли только на следующий день. Хотя этот крайне неприятный факт не упоминается даже в большинстве доступных документов 42-й армии, к сожалению, он всё-таки имел место. 

Ситуация для немцев ещё более обострилась 25 января. Бой вёлся в самом городе, ранили командира 11-й пехотной дивизии. Гатчина была почти окружена, советские войска находились уже и юго-восточнее города. Им удалось добраться до печально известной по 1941 году деревни Пижма. Туда вышли подразделения 201-й стрелковой дивизии генерал-майора В. П. Якутовича. За несколько дней до этого дивизия действовала не слишком успешно, ну а теперь у её командира появился шанс не только восстановить свою репутацию, но и отплатить немцам за события 1941 года. Якутович, как и многие другие командиры, воевал на северо-западном направлении с самого начала войны.
Командир 201-й стрелковой дивизии В. П. Якутович
В боевых порядках корпусов 18-й армии в районе Гатчины зияли сразу две дыры, западнее и восточнее города. Сам город немцам уже было не удержать. Остроту сложившейся ситуации хорошо передаёт тот факт, что днём начальник оперативного отдела 18-й армии даже передал, что Гатчина уже потеряна, но спустя очень короткое время выяснилось, что это не так. Главная неприятность для советского командования заключалась в том, что немецкую осадную артиллерию всё же успели отвести и из-под Гатчины и она вновь вела огонь по боевым порядкам 42-й армии.

Т-60 против «Тигров» 

В этот же день, 25 января, разыгрался ожесточённый бой за вокзал Войсковицы. Не сумев накануне использовать подвижную группу должным образом, командование 42-й армии здесь снова бросило её в бой. Танкисты 220-й танковой бригады должны были не дать немцам уйти из Гатчины по дороге на Кингисепп. В течение нескольких дней они смяли остатки 126-й пехотной дивизии и 25 января ворвались на станцию Войсковицы. 220-я бригада смогла пройти за железную дорогу. 

Основными танками уже понёсшей потери бригады были лёгкие машины Т-26 и Т-60. А немцы двинули против них «Тигры» 502-го тяжёлого танкового батальона. Усугубило ситуацию то, что советские танкисты оказались в одиночестве: пехота не смогла перейти железную дорогу вслед за ними. Немецкая артиллерия и тяжёлые танки начали расстреливать Т-26. Бригада понесла большие потери. Оставшиеся машины 220-й бригады были отведены в тыл.
Орудие Героя Советского Союза А.А. Манина в экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи​
За участие в бою 25 января звание Героя Советского Союза было присвоено старшему сержанту А. А. Манину. Он служил в 861-м легко-артиллерийском полку. Считается, что орудия его полка оказались как раз южнее железной дороги и приняли бой с немецкими танками. В этом бою им удалось подбить одну машину, но и орудие было повреждено. Манин починил его, после чего был убит.

Только к следующему дню, 26 января, 196-я стрелковая дивизия всё же смогла занять этот важный рубеж. А 220-я танковая бригада через некоторое время вышла на рубеж, где в своё время бои за Гатчину только начинались. Она участвовала в освобождении деревни Борницы. 

В ночь на 26 января оставшиеся немецкие части начали прорыв из почти окружённого города. За ними по пятам шли бойцы А. В. Батлука. Именно его 120-й дивизии приписывается полное уничтожение немецкого гарнизона. В основном именно его полки вели бой в самом городе. С запада немецкий гарнизон гнали из города части двух дивизий, причём одна из них в 1941 году даже некоторое время защищала Гатчину. Речь идёт о 291-й стрелковой дивизии В. К. Зайончковского. В 1944 году дивизия отличилась в боях в тех же местах, где начинался её боевой путь, и получила почётное наименование «Гатчинская». В. А. Трубачёв взял личный реванш за 1941 год. Впоследствии он продолжил командовать своим корпусом вплоть до 1945 года. 

Освобождение Гатчины поставило жирный крест на всех планах врага создать новую устойчивую линию обороны южнее Ленинграда. Вал наступления двух советских фронтов, Ленинградского и Волховского, неумолимо катился дальше.

Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}